ARGENTUM

Тема номера

Смоленскому авиационному заводу – 90!

persona_october2016_1000x600_9

О прошлом, настоящем и будущем одного из старейших авиационных предприятий России журнал «Аргентум» беседует с его генеральным директором Сергеем Никольским

Фото: предоставлены клиентом

90 лет – целая жизнь. Все эти годы Смоленский авиационный решал важнейшие задачи, поставленные перед ним страной, преодолевал трудности, восставал из пепла, снова и снова брал новые вершины. История завода – это пример беззаветного служения Отчизне, невероятного мужества людей и торжества российской авиации. 2016 год. СмАЗ – современное высокотехнологичное предприятие, сумевшее подняться после бездумных и губительных для отрасли 90-х. Выстоял, вернулся к жизни, снова в строю. Чем живет предприятие накануне знаменательной даты? Чем дышит? К чему стремится?

Досье

Сергей Григорьевич Никольский.
Родился 16 февраля 1951 года в Москве. В 1974 году окончил Московское высшее техническое училище им. Баумана по специальности «двигатели летательных аппаратов» (факультет «энергомашиностроение»). Трудовую деятельность начал инженером в НПО «Энергия», г. Калининград Московской области.
С 1976 по 2005 г. служил в Вооруженных Силах РФ, в системе военных представительств ВВС.
В 1984 году окончил Военно-воздушную инженерную академию им. проф. Н.Е. Жуковского. Полковник запаса.
С 2008 по февраль 2012 г. – генеральный директор ОАО «Дубненский машиностроительный завод» им. Н.П. Федорова.
С февраля 2012 г. – генеральный директор Смоленского авиационного завода.
Награды: орден Почета, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, нагрудный знак «Почетный авиастроитель», лауреат премии им. А.Я. Березняка.

— Сергей Григорьевич, расскажите о дне сегодняшнем. Ведь еще недавно дела у завода были не так чтобы очень…
— Когда я пять лет назад пришел на предприятие, а было это в феврале 2012 года, ситуация на заводе действительно была тревожная. Минимальные объемы производства, минимальное количество продукции, минимальное число рабочих – все это не позволяло нам развиваться. Но уже с 2012 года – я ни в коем случае не связываю это со своим приходом на завод – объемы наши стали подрастать. Сначала незначительно, где-то процентов на 30 по сравнению с предыдущим периодом. Затем — удваиваться каждый год, и вот, если сравнивать сегодняшние наши объемы с тем же 2012-м, то они в прошлом году выросли в восемь раз! Естественно, это потребовало приема на СмАЗ рабочих, специалистов, приобретения нового оборудования как в рамках целевых федеральных программ, так и за счет собственных средств. Безусловно, встал вопрос повышения культуры производства: в первую очередь ремонта зданий и сооружений, расположенных на предприятии.
— И сколько человек сейчас трудятся на заводе?
— Более 2800. Основная масса – производственные и вспомогательные рабочие, инженерно-технический персонал. Средняя зарплата по предприятию – более 40 тысяч рублей. Для нашего региона – вполне достойная.
— Молодежь приходит работать в авиационную промышленность?
— Если говорить о нашем заводе, то молодые специалисты нам нужны. Дело в том, что тот кадровый персонал, который у нас есть, в основной массе – возрастной. Поэтому призвать на предприятие молодежь, чтобы она успела перенять весь опыт и накопленные знания у ветеранов отрасли, — наша насущная задача. Так что ищем, привлекаем.
— Где куют кадры для авиазаводов страны?
— Ситуация в регионе такова, что смоленские вузы не дают нам возможности приема готовых специалистов, особенно с высшим образованием, для того, чтобы они сразу включались в цикл работы предприятия. Основная масса инженерных кадров на Смоленщине готовится филиалом энергетического института. Энергетики нам, конечно, тоже нужны. Но инженеров-конструкторов и инженеров-технологов готовят только специализированные авиационные вузы. Вот на эти кадры мы и рассчитываем. Работаем с Уфой, Московским авиационным институтом. Нам выделяются квоты на обучение специалистов в МАИ. Впрочем, как показывает практика, наибольшее количество специалистов, которые изъявляют желание у нас работать, это выпускники периферийных вузов, которые, кстати, по качеству подготовки инженерных кадров ничуть не уступают столичным.

— Чем Смоленский авиационный кроме интересной работы и достойной зарплаты может «заманить» молодого специалиста?
— Всем своим сотрудникам мы предоставляем пакет социальных гарантий, предусмотренных коллективным договором. И все социальные обязательства выполняем в полном объеме. Есть у нас и положение о молодых специалистах: в первые годы работы они получают доплаты к основной зарплате. Под молодежь планируем приобретение жилья. Тут все просто: завод покупает квартиры, а работники в течение 15 лет выплачивают их частичную стоимость. Подобные меры поддержки давно отработаны на предприятиях корпорации, так что мы тут велосипед не изобретаем. Но эта схема взаимоотношений с персоналом прекрасно себя зарекомендовала. Кроме того, сейчас мы серьезно задумываемся о строительстве собственного жилья для сотрудников завода. Пока это в рамках планов, но уже ближайших.
— Что нужно, чтобы эти планы реализовались?
— Главное — наличие средств на предприятии. Необходима максимальная загрузка производства. Ну тут мы стараемся работать по максимуму. Сегодня трудимся над решением тех задач, которые нам поставлены госконтрактами Министерства обороны Российской Федерации. Производим специальную авиационную технику. Объемы велики, предприятие загружено полностью. Надо сказать, что у нас очень обширные возможности по производству спецтехники, связанной с дальней и оперативно-тактической авиацией. Если не станем снижать темпы, все планы сможем реализовать.

— Производит ли сегодня предприятие продукцию для нужд гражданской авиации?
— Президент поставил задачу расширения на предприятиях оборонно-промышленного комплекса программ гражданской продукции. Мы работаем в этом направлении. Например, у завода есть договор с представителем чешской компании на изготовление и поставку самолетов СМ-92 ТЕ. Надеемся, что это будет не единственный контракт. И хотя гражданскую авиацию мы только-только начинаем возрождать, верю, она будет развиваться. Помните, при Советах в каждой области было несколько небольших аэродромов, «кукурузники» летали — работали местные авиалинии. Малая авиация обязательно нужна стране, за границей, например, она развита очень хорошо.

Вехи

Идея организации в Смоленске авиазавода принадлежит М.Н. Тухачевскому. Торжественное открытие предприятия состоялось 8 ноября 1926 года.
В мае 1934 года на завод переведено Бюро особых конструкций (БОК), основным направлением работ которого было создание летательных аппаратов для стратосферных и сверхдальних полетов. Главным конструктором завода утвержден В.А. Чижевский.
В Смоленске был разработан и построен первый в СССР стратоплан БОК-1.
Зимой 1937-38 г. заводу было поручено изготовить несколько экземпляров облегченного варианта серийного самолета Р-5 для снятия с дрейфующих льдов группы И.Д. Папанина. В составе экспедиции на ледоколе «Таймыр» находился обеспечивавший эксплуатацию приспособленных для арктических полетов Р-5 сборщик-механик М.А. Елисеев.
В годы Велкой Отечественной войны завод был разрушен до основания, восстановительные работы начались сразу же после освобождения Смоленска.
Начиная с 1980 года на заводе разворачивается изготовление крыла, хвостового оперения и сборочных элементов фюзеляжа многоразового воздушно-космического самолета «Буран».Также СмАЗ выпускал самолеты Як-40, Як-42, Як-18Т, и многие другие.
Сегодня завод входит в корпорацию «Тактическое ракетное вооружение».

— Ну так то за границей… А так ли необходима малая авиация? Сейчас вот автомобилей проходимых и быстрых великое множество…
— Это если дороги есть. А про Дальний Восток, Сибирь, Карелию вы забыли? Огромные расстояния, зачастую непроходимые места. Там проблема слабо развитой малой авиации очень актуальна. Вы, например, знаете, что один час эксплуатации вертолета стоит в три раза дороже, чем самолета? А современные модели могут приземляться и на воду, и на грунт, и на снег. Так что мы свой потенциал сохраняем, придет еще время.
— Приходилось заводу получать заказы на частные самолеты?
— Да, конечно: авиалюбителей много. Обращаются даже из соседних стран. Но дело в том, что авиационный завод рассчитан на серийное производство, поэтому единичные заказы выходят очень дорогостоящими.
— Не могу не спросить про судьбу аэродрома Смоленск-Северный: у завода ведь были на него большие планы…
— Действительно. Аэродром Северный передан от Минобороны в ведение Министерства промышленности и торговли. Мы планируем модернизировать этот объект и рассматриваем возможность использования аэродрома в гражданских целях. Если планам суждено осуществиться, на Северном можно построить современный аэропорт.
Вы считаете, он мог бы работать в прибыль и пользоваться спросом, ведь Смоленск не «миллионник»?
Почему бы и нет? Главный вопрос в финансировании – нужен инвестор. Ремонтировать существующую инфраструктуру смысла нет, проще, да и разумнее, построить новую. Гражданский аэродром, действующий и соременный, – это новая жизнь города. Я уверен, что смоляне с удовольствием летали бы в Крым, Сочи, Санкт-Петербург или Калининград. Быстро и по цене сопоставимо с железнодорожными билетами.
— В честь 90-летия предприятия чего вы, Сергей Григорьевич, хотели бы пожелать заводчанам?
— Буду краток. Желаю высоких производственных объемов, стабильности, здоровья и благополучия. Будем жить!

Оставьте комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх