ARGENTUM

Недвижимость

Дом быта «Гамаюн»: страницы истории

nedvizhimost_august2017_1000x600-min

Как строился, развивался и живет сегодня самый крупный центр бытового обслуживания Смоленска

Фото: Жора Оганисян

В далеком 1976-м открытие самого крупного центра бытового обслуживания стало событием в жизни Смоленска. О «Гамаюне» журнал ARGENTUM поговорил с людьми, чья жизнь связана с его судьбой.

ОТКУДА ПОШЛО НАЗВАНИЕ «ГАМАЮН»
Николай Кожуров. С 1983 г. – заместитель директора ДБ «Гамаюн» по строительству, с 1992 по 2001 г. – генеральный директор АО «Гамаюн», с 2001 по 2010 г. – председатель совета директоров АО «Гамаюн».
– Разрешение на строительство – а по бумагам «Гамаюн» проходил как дом моды – было выдано еще в 1968 году, – рассказывает Николай Николаевич. – Это были годы, когда город активно застраивался: школы, детские сады, библиотеки, был заложен парк 1100-летия Смоленска, распахнули свои двери ЦУМ, гостиница «Россия», ЦНТИ, здание ДОСААФ с бассейном. На месте, где вырос «Гамаюн», перед войной и после нее располагались обувная фабрика, гаражи, один жилой дом. Все, конечно, снесли.
— Как появилось название «Гамаюн»?
— А вы как думаете? Конечно, оно связано с райской птицей, изображенной на гербе Смоленска. Но в народе была своя версия. Дело в том, что руководил работой на объекте прораб по фамилии Гамаюнов. Вот и поговаривали, мол, из-за него дом быта так и назвали.

ОТ СЛУЖБЫ ЗНАКОМСТВ ДО ПОХОРОННЫХ УСЛУГ
— Что собой представлял дом быта в то время?
— Само помещение – производственное. Ведь из шести этажей для посетителей был открыт только первый. На всех остальных площадях располагались производства и службы проката. Представляете то время? Тотальный дефицит, что бы ни понадобилось – шапка, пальто, ремонт часов или пошив обуви, – все шли в «бытовку», то есть в службу быта. Она объединяла все: от службы знакомств до «похоронки». На самом деле так оно и было. Люди в прокат брали утюги, стиральные машины, телевизоры, шили одежду и обувь. В городе было четыре «Чайки» (одна из них когда-то принадлежала члену политбюро Лигачеву), они развозили свадьбы. Жизнь кипела, и в центре этого водоворота был «Гамаюн». Когда в город приезжали высокие гости – большие чиновники, министры, – в демонстрационном зале «Гамаюна» обязательно проходил показ мод. Длинноногие красавицы-модели, мини-юбки… Вокруг ничего не было, а здесь было все.
— Но все закончилось…
— Да. Изменилась страна, изменился и «Гамаюн». Уже в начале 90-х здесь была разруха. С поступлением дешевого импорта, потока «челноков» из Польши закрылись производства индивидуального пошива, помещения опустели. Началась приватизация, в 1992 году было создано АО «Гамаюн», акционерами стали работники дома быта – более 800 человек. Однако после 10-летней судебной тяжбы приватизация дома быта признана незаконной, и началась распродажа здания по кускам. В это время вкладывать деньги в то, что тебе не принадлежит, никто не хотел. Позже, когда «Гамаюн» полностью стал принадлежать предпринимателям, мы начали приводить его в порядок, сделали парковку, отремонтировали фасад, коридоры. Впрочем, это тоже было достаточно сложно: у каждого-то свои интересы, которые собственники защищают в судах.
— Но ведь и в 90-х, я помню, в «Гамаюне» было много магазинов, люди шли сюда…
— И не только магазинов. Осталось швейное производство, открывались банки, инвестиционные фонды и другие коммерческие структуры, проводились аукционы по продаже имущества. А еще в «Гамаюне» был открыт первый в стране филиал Московского государственного универмага, ГУМа. Я помню, когда шли переговоры об открытии, директор ГУМа мне говорил, дескать, место должно быть особенным. Он так это объяснял: «Если написать письмо с адресом: Москва, ГУМ, директору, – оно обязательно дойдет». А я ему в ответ: «Если написать письмо с адресом: Смоленск, «Гамаюн», директору, – оно тоже обязательно дойдет!» А если в целом, то «Гамаюн» до сих пор является визитной карточкой города и за 41 год своего существования сделал немало полезного для горожан.

«ГАМАЮН» – ЭТО ПРЕСТИЖНО
Зоя Степина. В 1976 г. – генеральный директор Смоленского областного производственного объединения «Смолоблфотопарикмахерские» Смоленского областного управления бытового обслуживания.
— Зоя Ильинична, а вы когда пришли работать в «Гамаюн»?
— В первый же день, 31 декабря 1976 года. Это было, конечно, знаковое событие для города – в эксплуатацию вводилось нерядовое здание, флагман системы бытового обслуживания всей области.
— Как в те годы была устроена эта система?
— Огромное количество людей – по области порядка 17 тысяч – было занято в системе бытового обслуживания. Скажем, парикмахерские – только в городе их у нас было 48. От бесклассной – при банях, например, до высшего класса – салона-парикмахерской. Естественно, в «Гамаюне» у нас был салон, было престижно иметь своего мастера именно в нашем доме быта. В 1980-м мы открыли в «Гамаюне» экспериментальную лабораторию парикмахерского искусства, у нас обслуживались первые леди области, самые известные мужчины и женщины Смоленска. Мастера повышали квалификацию в союзных обучающих центрах во Львове, Риге, Москве, принимали участие в различных конкурсах, готовили моделей, перенимали опыт в Германии, Венгрии, Чехословакии. Прекрасно была организована и работа фотослужбы. 13 фотосалонов в городе, выездное бюро, которое встречало туристов. Вся система была четко отлажена, и, еще раз повторюсь, ее сердце находилось в нашем флагмане – «Гамаюне». Лучшие мастера, лучшие закройщики и швеи, лучшие мастерские – обслуживаться в нашем доме быта было очень престижно.
— Жалко было, когда все сломалось?
— Конечно, жалко. Выстояли самые сильные. В «Гамаюне» до сих пор работают наша парикмахерская и фотосалон.
— Осколки той системы?
— Нет, я бы не так сказала, это не осколки, а наследие той системы. И это хорошо, что оно еще существует. Конечно, я ностальгирую по прошлому. Но это естественный процесс: меняется строй, меняются люди, меняется экономика. Но «Гамаюн» был и остается для меня любимым домом, как, думаю, и для многих и многих смолян.

ДВИЖЕНИЕ ВПЕРЕД
Геннадий Скрабунов. В 1991 г. – коммерческий директор АО «Гамаюн», в настоящее время – руководитель частного учреждения «Управляющая компания «Гамаюн».
— Геннадий Викторович, вы, как я понимаю, пришли в дом быта в самое трудное время?
— Да, начало 90-х, полная разруха, оборудование вывезено, в здании ветер гулял. Причины понятны: начался массовый ввоз импортного, более дешевого по сравнению с индивидуальным производством товара. Людям стали не нужны швейные, обувные мастерские. И тогда пришлось полностью менять свое видение. Мы искали пути, по которым бы мог пойти «Гамаюн». У нас ведь громадная площадь – 13 тысяч квадратных метров.
— Чем в итоге стал знаменитый дом быта?
— Сегодня «Гамаюн» – это офисно-торговый центр, причем торговля не является для нас приоритетом. Магазинов в «Гамаюне» от общего числа арендаторов – 11-12%. И надо сказать, что это наши давние друзья, арендаторы, которые с нами уже больше десяти лет, с собственной клиентурой, сложившимся спросом. Остальная часть – услуги и офисы. Среди предприятий услуг и фитнес, и детские школы – по борьбе, шахматам и художественная. Здесь отличная логистика, густонаселенный центр города, поэтому их работа пользуется спросом. Много лет назад, когда только появлялась сотовая связь, все без исключения операторы вышли на нас и установили в «Гамаюне» свои базовые станции. Здесь сыграло на руку удачное расположение – на возвышенности, поэтому сигнал охватывает весь город и даже пригороды. Давние наши партнеры и СМИ. В «Гамаюне» расположен крупнейший смоленский радиохолдинг. Мы же, как управляющая компания, стараемся, невзирая на все сложности, благоустраивать и помещения, и прилегающую территорию. Обновлен фасад здания, заменяем лифты, оборудовали парковку, в планах – модернизация энерго- и теплоснабжающих систем, озеленение. Экономическая ситуация постепенно налаживается, собственники тоже заинтересованы в развитии, и потому я уверен, что «Гамаюн» принесет жителям города еще немало пользы!

Оставьте комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх